Версия для печати

     “День ат-ташрика” – это одиннадцатый день месяца зуль-хиджа, следующий за праздником Курбан-байрам и второй день бросания камешков, совершающих хадж.

     Наконец-то наступило теплое и волнующее утро долгожданной пятницы. Мне стало лучше - я перестал кашлять, прошла температура, повеселее почувствовали себя и другие паломники. Совершив коллективную молитву и сходив за едой, мы уже хотели идти к столбам и кидать камни, но хазряты нас опять почему-то не пустили, ссылаясь на наше плохое здоровье, распорядок и очередность обрядов, столпотворение и давку у святых столбов. Татарстанцы должны были идти кидать камни во второй половине дня, а некоторые группы паломников даже после дневного намаза. Ждать своего часа было утомительно и трудно, и многие паломники стали самостоятельно уходить из лагеря. Их вели к столбам опытные, бывшие не один раз в хадже, паломники и некоторые наши хазряты.

     Я увидел, как в лагерь пришел Салим-хазрят и стал собирать мужскую группу из пятнадцати человек. Салим-хазрят был нашим руководителем во время Умры и он нам очень понравился, как опытный, приносящий удачу, заботливый и уделяющий всем внимание руководитель. Медлить было нельзя, и я с двумя товарищами из Башкирии стали просить любимого хазрята взять нас с собой. Но Салим-хазрят уже набрал группу, не хотел нас брать - мы были лишние. Он опасался вести с собой такое большое количество людей, и еще мы были из самолетной группы, а ему поручили паломников, приехавших в Королевство Саудовская Аравия на автобусе. Но я не захотел упускать удачу из своих рук, и пошел за группой Салим-хазрята чуть поодаль, медленно плетясь в хвосте. Рядом тихонько пристроились и двое башкир. Шли мы налегке, так как оставили все свои вещи в Мине, взяв с собой только сумку-паломника, воду, деньги, часть вещей и необходимые лекарства.

     Мне предстояло первый раз в жизни кидать камни в столбы и выполнить этот обязательный обряд, совершающих паломничество мусульман. Мы прошли через первый туннель и за тем через второй, медленно прошли по мосту, проталкиваясь в толпе хаджей. Была страшная давка, мне постоянно наступали на ноги, и легко можно было потеряться среди одетых в белые ихрамы людей. Я все время не упускал из виду паломников Салим-хазрята и его самого. И это было сделать очень нелегко, не смотря на то, что светло-русый Салим-хазрят сильно выделялся среди африканцев, арабов и индонезийцев. Пекло солнце и слепило в глаза, было очень жарко. Некоторым нашим паломникам стало плохо, и они решили вернуться домой, передав мне и моим товарищам камни в пакетиках. Салим-хазряту пришлось взять нас с собой.

    И вот, перед нами открылась панорама долины, мост и на нем столбы-джамраты. Тут было настоящее столпотворение и творилось что-то невообразимое. Сотни и сотни тысяч паломников пришли сюда и принесли камешки, собранные в Мине, на Арафате, в Муздалифе, чтобы кидать их в столбы и побивать шайтана. Из далека мне показалось, что здесь все два миллиона паломников, приехавших в Саудовскую Аравию, совершать хадж. Я увидел тут даже и маленьких детей с серьезными глазенками, крепко держащих маленькими пухленькими кулачками пакетики с камешками, которых заботливо несли родители. Были тут и древние старики, которые совершали хадж, может быть последний раз жизни. Многим было тяжело, они не могли идти, их везли на тележках, несли на носилках, вели под руки. Но и они также крепко держали камни в слабеющих, сморщенных, худощавых руках, прижимая пакетики и мешочки к сердцу. Шли, ползли, карабкались, прихрамывая, передвигались и тысячи людей, искалеченных, пострадавших на войне или рожденных с уродствами. Те, у которых не было рук, даже несли собранные товарищами камушки во рту, крепко зажав их зубами. В общем, всех сейчас Дорога Аллаха привела сюда “побивать шайтана и задать ему хорошую трепку!”.

     Другие группы людей уже кинули камни в столбы и шли к нам на встречу. Совершив обряд, многие из паломников падали на колени, читали молитвы и суры из Корана. Это создавало большие трудности для хаджей, так как они спотыкались, и некоторые из них падали, сильно ударясь о камни. Да и самих молящихся могли легко задавить и растоптать проходящие паломники. Давка усилилась, возникли незначительные стычки.  Но “Слава Аллаху! “ вдоль дорог стояло много полицейских и военных, которые быстро подскакивали к упавшим на колени мусульманам и грубо за волосы или за шиворот поднимали их, оттаскивая их с дороги. Наиболее упрямых, драчливых, скандальных паломников военные били дубинками и даже пинали ногами. Это были единичные случаи. Среди совершающих обряд паломничества людей царила строгая самодисциплина и взаимовыручка, упавших людей старательно обходили, потерявших сознание быстро поднимали и приводили в чувство, и несли на руках. Я увидел еще и идущих к столбам и возвращающихся в Мину, босоногих хаджей, с разбитыми в кровь ногами. Наиболее заболевших паломников приходилось относить к стоящим вдоль дорог машинам скорой помощи. Нашей группе тоже пришлось вести под руки, а потом и нести заболевшего старика. Несколько наших хаджей спотыкнулись и упали на ступеньках, когда подходили к мосту и возвышающихся над ним столбам. Некоторые потерялись в толпе, искать их не было ни какой возможности. Чтобы не потеряться, я держался всегда около Салим-хазрята и не отставал от него.

     Мы поднялись по лестнице и вот они - Малый Джамрат, Средний Джамрат и Большой Джамрат. Я думал увидеть не раз показанные по телевизору или напечатанные в книжках картинки со священными столбами, и людей кидающих в них камешки. Но столбы предстали перед нами совершенно другими. Это произошло из-за резкого увеличения числа паломников, приезжающих в Саудовскую Аравию на хадж, и чтобы избежать неудобств, давок и ненужных смертей, были увеличены площади и размеры мечетей аль-Масджид аль-Харам в Мекке, аль-Масджид ан-Набави в Медине и проведена реконструкция столбов. Привычные глазу и хорошо запомнившиеся по фото Джамраты-столбы теперь заменили, на широкие бетонные стены, установив их на огромные круглые каменные воронки. Теперь можно легко и быстро кинуть камешки, прочитать молитву, обратиться с просьбами к Всевышнему и уйти. Кинутые паломниками камушки точно попадают в прямоугольную стену, разбитую на квадраты, а не долетевшие падают в воронку. Через высокую стену они не перелетают и не попадают в кидающих с другой стороны паломников. Камни после собирают и вывозят на грузовиках в пустыню.

     К Малому Джамрату нам подойти не удалось, нас снес людской поток  к Среднему Джамрату и прижал к бетонному ограждению моста, и стоящим полицейским. Полицейские пытались навести порядок, что-то кричали верующим, строились тройной цепью, но толпа их легко сносила и разбрасывала. Полицейским пытались помогать военные, которые с большим трудом сдерживали людей. Нашу группу, также как и других паломников, военные не подпустили к столбам, и мы вынуждены были кидать камни в Большой Джамрат. Салим-хазрят договорился с военными, и они сделали нам коридор в толпе, чтобы мы смогли спокойно кинуть камни. Я в числе первых побежал к стене, крепко держа в правой руке камушки. Близко подбежать к стене мне не удалось и пришлось кидать камешки через головы людей. Несколько камушков не долетели до цели, их снес ветер, пришлось пробиваться поближе и снова кидать камни, сопровождая каждый бросок словами “Аллаху Акбар!” Кинув определенное количество камней, я пробрался через ревущую толпу к Салим-хазряту,  повернулся к Каабе, прочитал молитву и обратился к Всемогущему со своими просьбами. Но прочитать все спокойно не удалось, так как меня постоянно толкали заграничные хаджи. Удалось все прочитать, когда татарстанцы собрались все вместе и произнесли слова: “Хвала Аллаху, единственному в своем совершенстве и несравнимому ни с кем по атрибутам величия! Я свидетельствую, что нет божества, кроме одного Аллаха, у которого нет сотоварища и который превыше того, чтобы иметь себе равного или подобного! “

     Наша поредевшая, потрепанная, немного раненая, но счастливая группа, спустилась с возвышения, на котором стоят священные джамраты и быстро пошла в сторону Мекки по многолюдной улице, продолжая читать вслух  и про себя молитвы и суры из Корана. Идти пожилым паломникам было в невмоготу, и Салим-хазрят побежал к водителям-арабам, поставивших машины у дороги и зазывающих пассажиров. С ними пришлось долго торговаться, так как они заломили высокую цену. Договорились только за 20 риалов с каждого хаджи и быстро сели в микроавтобус. Я сел у окна, было тесно, жарко и мы даже не заметили, что Салим-хазрят, был вынужден вылезти и ехать на крыше машины, рискуя своей жизнью. Ехали медленно, с большими остановками - дорога была забита машинами и идущими в Мекку хаджи. Я все время смотрел по сторонам и изучал пальмовые окраины Мекки с ее маленькими и высотными домами, дивился широким проспектам, любовался на небольшие вычурные окошки гостиниц украшенных мраморной и гранитной резьбой. Мы проезжали по персидскому району, когда кто-то крикнул громко слова: “Смотрите быстрее! Гора Нур!”. И действительно, справа от нас появились знакомые по фотографиям очертания знаменитой горы, где были ниспосланы Пророку первые суры Корана. И вот, впереди появились изящные белоснежные минареты мечети Айши, с огромным резным куполом, а рядом с ней через дорогу знакомые очертания турецкой мечети, надписи “Россия”, “Татарстан” и наша гостиница. Мы расплатились с водителем и пошли по своим номерам, чтобы приготовиться к полуденному намазу, до которого оставалось пятнадцать минут.

     Мечеть была полупустая, так как не все приехали из Мины. Индонезийцы и арабы уже сняли ихрам, побрили голову, и переоделись. После намаза мы решили сбрить волосы на голове, принять душ и идти на тавав в аль-Харам аль-Масджит.  Паломники все прибывали и прибывали в Мекку, начиналось столпотворение, и нам надо было торопиться, чтобы пройти все обряды хаджа до давки. Я и двое моих товарищей-башкир побежали в рядом стоящую парикмахерскую.

      Там была уже очередь. Сидели наши из России, арабы и африканцы, пришлось ждать. Цены в парикмахерской выросли и уже за стрижку, бритье брали 10, 15 и 20 риалов. Чтобы долго не сидеть в очереди я согласился на стрижку в 10 риалов, и мне сразу электробритвой состригли все волосы. Стригут и бреют очень быстро, но не качественно, и иногда режут кожу – многие хаджи возвращались и требовали поправить прическу.

     Ихрам мы сняли, приняли душ, переоделись, еще раз помолились и побежали в аль-Масджид аль-Харам, совершать тавав. Туда уже направлялись тысячи мусульман, которые ехали на машинах, бежали, быстро шли, которые не могли идти сами - тех друзья или рикши-мальчишки катили на инвалидных колясках. Облака исчезли, пекло солнце. Идти мешали и торгаши с попрошайками, рассевшиеся на дороге. Я и уфимцы успели во время, до большого стечения паломников.

     Мы свободно и быстро прошли семь раз вокруг Каабы, прочитали молитву в два рак’ата за местом Ибрагима, потом попили Замзям и пошли на са’й. Тут произошла заминка. Из-за большого количества людей, полицейские нас на первый этаж не пустили, развернули и послали на второй или третий этаж. Пока искали, как пройти наверх, немного заблудились. Растерявшиеся, мы никак не могли найти ас-Сафу и аль-Марву, но “Слава Аллаху!” нам помогли служащие мечети и привели куда надо. Са’й проходили на втором этаже. Была давка, двигаться надо быстро, не задерживаясь на месте, некоторые паломники спотыкались, скользили и падали на мраморном, влажном полу. На пятом кругу ритуального бега потеряли одного товарища, но на седьмом нашли - ему стало плохо с сердцем. Дневной намаз прочитали, все со всеми молящимися, в главной мечети мира, пристроившись к пакистанцам или бангладешцам. После са’й набрали чудодейственной воды Замзям и очень довольные собой, медленно немного прихрамывая, поплелись домой.

     Там уже на кухне паломники-сибярики разделывали жертвенного барашка, а другие земляки варили мясо и угостили нас бульоном. Немного отдохнув, я вместе с Радик-хазрятом и другим товарищем пошел в столовую, но по пути меня перехватили паломники-нефтяники из Нурлата, Альметьевска, Бугульмы, Елхово, Елабуги, Белебея и Уфы и повели к туркам на еще продолжающийся праздник Курбан-байрам. Я тоже, как и они работал в АО Татнефть, в Татарском геологическом управлении и нас объединяли общие интересы, знакомые. Мы охотно делились друг с другом новостями, обменивались с турками подарками, фотографиями, дарили хозяевам книги, рассказывая о тысячелетней Казани, Татарстане и Башкирии, хвалили турецкую кухню и такой гостеприимный народ. Турки не остались в долгу, сначала уговорив, а потом и “заставив” нас всех испробовать все тридцать сладко пахнущих, завораживающих, дышащих и пышущих восточными ароматами, и умопомрачительных блюд национальной кухни.  Особенно понравились нафаршированные, вымоченные в сладком соусе перцы с мясом и рисом и нежная говядина с лечебными приправами. После вечернего намаза, выйдя с хазрятами из мечети на главную улицу Мекки посмотреть на праздник и паломников, мы были снова неожиданно приглашены арабами уже на их торжества. Мы преподнести гостеприимным хозяевам весь свой чак-чак, башкирский мед, и подарили все оставшиеся у нас фотографии, с зимними поволжскими пейзажами, и вышивку. А они нас стали угощать шурпой, печеной картошкой, жареными курами, дымящимися шашлыками, принесли финики, фрукты и к нашей большой радости принесли нежную заливную верблюжатину. Радости было – и не передать.

     Праздник праздником, а хадж все еще продолжался, и нам срочно надо было возвращаться в долину Мина, и наследующий день снова идти кидать камни. Всех задерживали опоздавшие и не выполнившие обряды этого дня хаджи. Но татарстанцы не огорчались, обменивались впечатлениями, нас заворожила атмосфера любви, понимания и чуткости, и так не хотелось, чтобы этот праздник заканчивался. День был наполнен радужными и незабываемыми событиями, такой подарок судьбы, да и в святую пятницу! Ни о чем больше не думая, я направлялся с друзьями в мечеть на ночной намаз, и не подозревал, что через час нас опять ждет новое испытание от Аллаха.

 

 

 

                                                                                                                Рустем Хаджи Рахимов

                                                                                                                31.08.05.

                                                                                                                г. Казань, 420061

                                                                                                                ул. Н. Ершова, д. 55-б, кв. 43

                                                                                                                тел. 72-12-10

 

Популярное

Попечительский совет университета им. Гумбольдта в Берлине единогласно проголосовал за создание в ближайшее время института "теологии ислама". Вуз будет готовить как практиков - имамов, так и теоретиков - богословов. Около 6 процентов ...
Зимняя рыбалка - это прекрасный повод отвлечься от повседневных будней, испытать новые ощущения, порадовать близких отличным уловом ...